афиша      магазин      о нас      видеоархив      контакты       fb      вк      yt      inst           карта
 
 

Новости

20.04.2022 00:28

Антон Трофимов: «Книга на третье»

Всем привет! С вами Антон Трофимов — #книжныйгэндальф «Гипериона» :)

Для меня 1 апреля далеко не только день дурацких шуток и информационных фейков. Это еще и день рождения моего «Живого Журнала». На этом месте я беру в руки воображаемую трость, сгибаюсь в три погибели, начинаю покашливать и говорить слабым голосом. И произношу такой текст: «Когда-то, когда все социальные сети сводились к одному ЖЖ, а чтобы завести в нем свою страничку, нужно было получить приглашение от ЖЖ-юзера…» На этом я выпрямляюсь, отбрасываю клюку и заявляю: да, я — обитатель ЖЖ! Хотя эта площадка давно сменила свой статус. Вот, даже свои книжные обзоры я туда не выкладываю. Но захожу ежедневно. Потому что есть некоторое число людей, которых я привык читать именно там.

Среди них — человек с ЖЖ-ником «bormor» и именем «Недобрый сказочник». Его журнал носил заголовок «Узелки на память». Когда я видел свежие записи этого автора в своей ленте друзей (примечание для тех, кто не бывает дальше ФБ и ВК: это прабабушка вашей френдленты), я всегда радовался. И предвкушал пусть короткую, но приятную процедуру знакомства с полюбившимися мне героями. Среди них были демиурги Шамбамбукли и Мазукта, Полуэльф и Принцесса, Король и Королева, Рыцарь и Дракон, Темный властелин и другие персонажи замечательных сказок. Теперь, даже если у вас почему-то нет и не было ЖЖ, истории обо всех них можно прочитать в бумажных книгах. Например, в книге Петра Бормора «Книга на третье».

Название ее говорит само за себя. За много лет профессиональный ювелир Пётр Борисович Мордкович — а именно он и скрывается под ником «bormor», оригинально, правда? — написал так много сказок, что они перестали помещаться в интернет. Или он решил, что негоже прятать их в ЖЖ. Или он… Короче, у Петра Бормора вышли четыре — четыре! — книги о полюбившихся многим героях. «Книга на третье», как нетрудно догадаться, третья среди них. А еще есть «Многобукаф» (превед, олбанский!), «Игры демиургов» и «Запасная книжка». О них я в свой черед тоже обязательно расскажу.

Сказки, вошедшие в «Книгу на третье», собраны в шесть разделов: про людей, про драконов, про героев, про животных, о тонких материях и всякие прочие сказки. Велик соблазн процитировать хотя бы некоторые из них, но — нет! Не буду лишать себя удовольствия представлять, как очередной читатель, никогда раньше не видевший сказок Петра Бормора, возьмет книгу в руки, откроет ее, погрузится… и выпадет из реальности на пару часов. Он будет прищелкивать пальцами и бормотать, вскрикивать и хихикать, преследовать домашних неизвестными им цитатами, зачитывать вслух наиболее понравившиеся места и время от времени широко улыбаться неизвестно чему. Короче, демонстрировать все симптомы человека, очарованного словом. Словом точным, сочным, стоящим каждое на своем месте и разрешающимся внезапным финалом.

Тем и хороши сказки Бормора. Они недлинные. Они забавные. Они пророческие. Они веселые. Они парадоксальные. Про кого бы они ни были, они — про нас. Щедрый подарок талантливого человека. В этом даре, если присмотреться внимательно, можно разглядеть колоссальный труд. А можно просто наслаждаться. Одно другому не противоречит, как сказал бы один Дракон!

Петр Бормор «Книга на третье». Издательство «Лайвбук», Москва, 2016 год. Цена в филиале «Гипериона» в арт-пространстве «Нигде кроме»: 360 рублей.

16.04.2022 02:45

Антон Трофимов «Закон «джунглей» В поисках формулы жизни»

Всем привет! С вами Антон Трофимов — #книжныйгэндальф «Гипериона» :)

Одно из самых сильных удивлений я испытал в ранней юности, став студентом факультета русского языка и литературы. Прилежный школьник, я хорошо знал, как изучают литературу. Мои сочинения отличались глубиной анализа художественных приемов автора и проникновения в смысл книги. Я был уверен, что литературоведение — это в первую очередь изучение идей писателя и его художественных приемов. К чему я оказался совершенно не готов, так это к тому, что в высшей школе все связанное с литературным процессом представляет собой «историю литературы». Дисциплину, в которой особый вес имеет, скажем, знание о том, какие именно житейские обстоятельства побудили Пушкина написать поэму «Полтава» тогда, когда он это сделал. И так, как он это сделал. Знание это оказалось ничуть не менее — а зачастую и более! — важным, чем анализ использованных в оной поэме художественных приемов.

Это длинное вступление — всего лишь аргумент в пользу того, что знакомство с наукой без знакомства с учеными есть бессмысленная трата времени и ресурсов. Человеческий фактор, или то, что в марксизме называется «ролью личности в истории» — это, наверное, и есть та самая главная неизвестная, которая влияет на развитие цивилизации. Книга специалиста по эволюционной биологии развития Шона Брендана Керролла «Закон «джунглей» представляет собой убедительное тому доказательство.

Как природа понимает, когда пора увеличить поголовье хищников, чтобы предотвратить негативное влияние слишком размножившихся парнокопытных? Какая связь между регулярным увеличением леммингов в Евразии и числом шкур рыси, добытых канадскими охотниками? Что позволяет бактериям разбираться в сахарах и почему им важно уметь это делать? Подобные вопросы возникают перед читателем «Закона «джунгей» едва ли не на каждой странице. Ну хорошо, через одну. Ладно, через две. Но ведь возникают же! И тут же получают свои ответы, причем не в голом «научном» виде, а как часть огромной работы, проделанной биологами всего мира. Книга читается легко и с интересом как раз потому, что не просто рассказывает о тонкостях ежесекундной заботы природы о самой себе, но и о том, кто именно сумел разобраться в ее законах и правилах.

Лично я всегда любил литературу такого рода. Чем старше становишься, тем яснее понимаешь: науки не находят истину сами по себе. У каждого открытия есть свой автор. А у каждого автора — долгая или не очень история работы в избранной им области. С точки зрения обычного неспециалиста знакомство с этой историей зачастую оказывается интереснее самого открытия. Немногие могут оценить красоту математических выкладок Декарта, но не увлечься его биографией невозможно. Вот на этот крючок и ловит своих читателей Шон Кэрролл.

Если верить Кэрроллу, по законам джунглей (в оригинале — The Serengeti Rules, то есть правилам танзанийского нацпарка Серенгети) живут не только там. Они определяют существование всего живого на Земле. Человека в том числе. Странно и любопытно ощутить себя одним из сонма, на который распространяются «законы джунглей». Избавляет от высокомерия.

Шон Б. Кэрролл «Закон «джунглей» В поисках формулы жизни». Издательство «Питер», Санкт-Петербург, 2017 год. Цена в филиале «Гипериона» в арт-пространстве «Нигде кроме»: 520 рублей.

12.04.2022 14:29

Антон Трофимов: «Блокада снится мне ночами»

Всем привет! С вами Антон Трофимов — #книжныйгэндальф «Гипериона» :)

Слово «блокада» для меня до сих пор- в первую очередь о Ленинграде. Краем сознания я каждый раз удивляюсь, увидев его написанным с маленькой буквы. Шестиклассником я в первый раз оказался в городе на Неве и попал на Пискаревское кладбище. Увлекавшийся военной историей, я конечно же знал о том, что это такое. И думал, что готов к встрече с трагедией. Обманулся.

Вот уже четвертое десятилетие я не рискую вернуться туда. И каждый раз вспоминаю Пискаревское кладбище, оказываясь на любом другом мемориале. Трагический опыт первого знакомства с трагедией блокадного Ленинграда навсегда определил мое отношение к этой теме. Занимаясь ею как журналист или читая чужие воспоминания, я не могу не пропускать эту боль через себя. Уверен: это нужно делать. Чтобы не зачерстветь, не ожесточиться, не перестать чувствовать чужое страдание.

Книга ленинградского скульптора Виктора Новикова «Блокада снится мне ночами» уникальна. Если «Блокадный дневник» Веры Инбер — это почти документальное свидетельство, обвинительный документ, то у Новикова — мозаика детских воспоминаний. Что-то успело забыться, что-то стерлось, что-то милосердная память навсегда похоронила в недоступных глубинах. Остались лишь самые яркие, как это бывает у детей, воспоминания. Пусть они отрывочны, пусть по ним невозможно восстановить историю Блокады! И не нужно. Нужнее читать книгу «Блокада снится мне ночами» и разглядывать рисунки, которыми она проиллюстрирована. Точнее, не так. Нужнее рассматривать эти черно-белые иллюстрации — и читать перемежающие их детские воспоминания.

Подпись под одним из рисунков гласит: «Прятаться от бомбежек и обстрела было некуда. Рисунок был единственным успокоением. Я рисовал все, кроме войны». Собственно войны на рисунках Виктора Новикова — такой, как на батальных полотнах, фактурной, характерной, откровенной — нет до сих пор. Война проступает в этих черно-белых картинах как водяные знаки на свету: исподволь, через сопровождающие ее трагедии. Проводы отца. Брат-курсант, срочно отозванный на передовую. Отдыхающие в доме солдаты. Бронепоезд в лесу, рядом с городом. Мертвые матросы, вынесенные морской волной на берег…

Эпизоды, зарисовки, почти наброски. Из них складывается Блокада, которую пережил школьник Витя Новиков. Вместе с нею он пережил всех мужчин своей семьи. Родственников. Одноклассников. Учителей. Пережил — и в день Победы выпустил в воздух все ракеты из ракетницы, подаренной ему случайным знакомым, сыном полка, чудом уцелевшим в расстрельной яме под Оршей.

Поразительно, но рисунки Виктора Новикова не рождают ни гнева, ни страха, ни ненависти — только сопереживание. Как иконы. Они и похожи на них иконописно вытянутыми силуэтами, условными лицами, отсутствием говорящих деталей, устремленность ввысь. Неслучайно последний рисунок в книге и вовсе скорее икона, чем иллюстрация: «Ангел-хранитель нашего города». Смотришь на нее и понимаешь, что Ленинград не мог не выстоять.

Виктор Новиков «Блокада снится мне ночами». Издательство «Детское время», Санкт-Петербург, 2018 год. Цена в филиале «Гипериона» в арт-пространстве «Нигде кроме»: 340 рублей.

11.04.2022 19:02

«Пастушья дудочка» (театр «Душегреи») — 16 апреля

16 апреля (суббота) в 16:00 в культ-просвет-кафе «Нигде Кроме» выступает кукольный фольклорный театр «Душегреи». Спектакль «Пастушья дудочка» (для зрителей от 4 до 12 лет).





+++
Музыкальный спектакль «Пастушья дудочка» поставлен по мотивам сказок средней полосы России.
О пастухе Ване, невесте Марьюшке, Кикиморе болотной и жадных хозяевах.
После спектакля — традиционные игры и хороводы.
Продолжительность программы 1 час 20 минут.

Московский театр «Душегреи» появился на свет в 1997 г. Спектакли театра создаются по мотивам сказок и фольклора различных уголков России и других стран. Каждый спектакль ставит своей целью погружение зрителя в атмосферу традиционной народной жизни. В театральном действе звучат аутентичные песни и наигрыши на народных инструментах. Куклы-марионетки размером 20-25 см играют внутри вертепного ящика или на специальной сцене.
Спектакль предваряет краткий рассказ об обрядах и народных традициях, которые увидят зрители.

http://www.dushegrei.ru/
+++

"Пастушья дудочка", фрагмент



"Во саду ли в огороде". Игры и хороводы "Душегреев"



Как идти — Афиша — Видеоархив — FB — VK

09.04.2022 01:19

Алексей Водовозов: «Медицинские сериалы: искажённая реальность» — 14 апреля

14 апреля (четверг) в 20:00 в культ-просвет-кафе «Нигде Кроме» состоится лекция Алексея Водовозова: «Медицинские сериалы: искажённая реальность».





+++
Клиника, Скорая помощь, Доктор Хаус, Хороший доктор — на экраны выходят десятки подобных проектов. В них показываются врачи и медсёстры, больницы и пациенты, диагностика и лечение. Но драматизму ради и ради правильно выстроенного кадра зачастую страдает самое ценное — реалистичность. В результате получаем мягко говоря некорректные, а иногда и просто ложные представления о том, как и чем живут медики, как устроен лечебно-диагностический процесс и как поступать в тех или иных «медицинских ситуациях». Какие сериалы учат правильному, а какие — не очень, какие ошибки в них допускаются, а на что имеет обратить смысл внимание — поговорим на основательно обновлённой лекции врача и научного журналиста Алексея Водовозова.
+++

Как идти — Афиша — Видеоархив — FB — VK

08.04.2022 18:01

Антон Трофимов: «Этика под ключ: очерки»

Всем привет! С вами Антон Трофимов — #книжныйгэндальф «Гипериона» :)

В бытность свою студентом МГПИ, еще не переименованного в педуниверситет, я получил зачет по философии в обмен на только что вышедший двухтомник Фридриха Ницше. Откуда на моего приятеля свалилась партия этих книжек, я не знаю. Но случилось это как нельзя более кстати. Увидев у меня в руках толстый черно-золотой том с надписью «Ницше», наша преподаватель философии тут же задала вопрос: «Откуда?!» Я чуть не ответил в стиле кота Матроскина, мол, дядя, гуталиновая фабрика вот и шлют кому попало… Но по горящим глазам спрашивающей понял, что говорить нужно всерьез. Ответил. Пообещал. Привез. Денег не взял. Зачет получил автоматом. Я бы и так его получил, но с тех пор меня не отпускает мысль: а может, все-таки дело было в Ницше?..

Мое увлечение философией в те поры было бессистемным и почти случайным. В итоге из всего богатого философского наследия человечества самый сильный след во мне оставили Ницше и Гессе. Стоит ли удивляться, что именно эти имена я с особой радостью обнаружил на страницах книги философа Александра Секацкого «Этика под ключ». Среди, само собой разумеется, множества иных не менее прославленных — начиная с классического Иммануила Канта и заканчивая современным французским философом Аленом Бадью.

Велик соблазн попытаться определить идею «Этики под ключ» одним предложением. Но столь же велик будет этот труд для того, кто решится на подобную попытку. Я не решусь. Несмотря на слишком фривольное для философской литературы название и не слишком солидный объем, книга Александра Секацкого противится упрощению. Она поднимает действительно важные вопросы. Возможна ли сегодня единая, всечеловеческая этика? Кто сегодня и особенно завтра будет формулировать ее постулаты? Могут ли существовать разные этики в мире, который вроде бы научился разговаривать на одном языке? И вообще, насколько допустимо этически и практически реализуемо существование разных этик?

Если идея всей книги одним предложением не описывается, то один из основных постулатов можно уложить в одну фразу. По Секацкому, современную задачу по формированию этики будут решать не философы или пролетарии, как было некогда, но художники. В самом широком смысле слова: те, кто по-английски называется «the Artist». «Численный рост армии искусства привел к качественным переменам, как некогда численный рост рядов пролетариата, — пишет автор. — На этом фоне этический опус одиночки вполне может быть принятым к рассмотрению, а затем и предъявленным к проживанию».

Книга «Этика под ключ» — чтение явно не одноразовое. В том смысле, что при первом прочтении она оставляет больше вопросов, чем предлагает ответов. Начать хотя бы с того, что далеко не весь словарь философа Секацкого оказался мне знаком. Пришлось поблуждать по справочникам, попутно обогащая собственный словарный запас. Так что читать «Этику под ключ» наверняка придется повторно, уже меньше отвлекаясь: так она наверняка приобретет большую глубину. Как пишет философ, «в важнейших, ключевых ситуациях заклинания не действуют — лампу (Аладдина. — Прим. авт.) надо потереть».

Я попробовал потереть. Теперь осталось придумать, о чем попросить джинна, который отозвался на мой труд.

Александр Секацкий «Этика под ключ: очерки». Издательство «Лимбус-пресс», Санкт-Петербург, 2021 год. Цена в филиале «Гипериона» в арт-пространстве «Нигде кроме»: 470 рублей.

05.04.2022 20:37

Антон Трофимов: «Троянский кот»

Всем привет! С вами Антон Трофимов — #книжныйгэндальф «Гипериона» :)

Как, наверное, всякий отец, я не могу не сравнивать собственное детство с детством моих детей. Сравнение это наверняка грешит пристрастностью. Собственные детские годы, если только не были совсем уж безрадостными, быстро окрашиваются в розовые тона и становятся поводом для ностальгии. Я хорошо осознаю это и потому могу более-менее объективно оценить, чем современное детство лучше моего, а чего нынешние дети лишены. Среди таких недостач — гражданское воспитание. Советская школа пусть не всегда искренне, но последовательно учила: высшая ценность человеческой жизни — в бескорыстном служении. Родине. Семье. Товарищам.

Легче других эту максиму по понятным причинам воспринимают люди искренне верующие. Герои Далии Трускиновской из сборника «Троянский кот» далеко не всегда верующие люди. Да что там, они зачастую вообще не люди! Есть среди них и призраки, и даже сконструированные по чужому заказу персонажи героических саг. Меньше всего ожидаешь от таких вот «героев», что на самом-то деле они будут вести себя действительно героическим образом. А они встают на защиту сирых и обиженных, переступают через собственные страхи и пристрастия, принимают в душевном порыве единственно верное решение… Короче, герои, что с них взять! Бессеребренники, понимаешь.

Моя неуклюжая ирония простительна. Выросший на множестве примеров настоящего героизма, я до сих пор стесняюсь признаться, что и по сей день каждый из них меня по-настоящему трогает. В детстве с этим проще. В начале игры можно выкрикнуть «Я — герой!», назваться знаменитым именем — и остальные только уважительно кивнут. Главное, не давать слабины и не посрамить самовольно присвоенного персонажа. Ошибешься — не простят. Дети очень хорошо умеют видеть, кто и правда тянется вслед за своим героем, а кто не по праву пользуется чужой славой.

Герои Далии Трускиновской особенно симпатичны мне тем, что никто из них не готовится на роль защитника униженных и оскорбленных заранее. Просто однажды каждый оказывается перед внезапным выбором. Далеко не сразу становится понятно, что настал тот самый момент, когда нужно решить, на чьей ты стороне и чем готов пожертвовать ради других. Кто-то ставит небывалую удачу прозорливого игрока против одной щенячьей жизни. Кто-то отдает за старый компас деньги без счета: бери, скупой хозяин, бери и не мешай совершаться чуду! Кто-то искренне верит, что просто выполняет свою работу, а когда приходит пора вкусить заслуженного райского наслаждения, вдруг меняет его на обычного серого кота.

Фантастика — это не когда эльфы, космические пираты, думающие деревья или жизнь внутри компьютерной игры. Фантастика — это когда герои встречаются чаще, чем в обыденной жизни. У Далии Трускиновской очень хорошая фантастика. Героическая. В самом прямом смысле слова.

Далия Трускиновская «Троянский кот». Издательство «Т8 Издательские технологии/RUGRAM», Москва, 2020 год. Цена в филиале «Гипериона» в арт-пространстве «Нигде кроме»: 780 рублей.

01.04.2022 19:23

Леонид Видгоф «Москва Сухово-Кобылина» (ч.2) — 7 апреля

7 апреля (четверг) в 19:00 в культ-просвет-кафе «Нигде Кроме» состоится лекция Леонида Михайловича Видгофа из цикла «Литературная Москва» — «Москва Сухово-Кобылина» (часть вторая).

Запись первой части



+++
А.В. Сухово-Кобылин. Аристократ, арестант, писатель.

• Детство и юность в Большом Харитоньевском. Салон матери Марии Ивановны. Николай Надеждин и Елизавета Сухово-Кобылина: неудавшееся похищение.

• Жизнь в доме Сухтелена на Кисловке. А. Сухово-Кобылин — светский лев, спортсмен и философ. Салон сестры Елизаветы. Николай Огарев и «Душенька», стихи Огарева «Душеньке».

• Брюсов переулок, дом Гудовича. А. Сухово-Кобылин и Луиза Симон-Деманш. Загадочное убийство Луизы. Заключение, следствие. Дочь Сухово-Кобылина и Александр Дюма.

• Дом на Страстном бульваре и типография М. Каткова. Создание драматической трилогии («Свадьба Кречинского» — «Дело» — «Смерть Тарелкина»). Мысли Сухово-Кобылина о России. Удары судьбы и борьба с судьбой.
+++

Как идти — Афиша — Видеоархив — FB — VK

01.04.2022 16:31

Антон Трофимов: «Секретное море»

Всем привет! С вами Антон Трофимов — #книжныйгэндальф «Гипериона» :)

Летом накануне моего первого класса мама решила отвезти нас с сестрой на море. Сделать это на зарплату мелкого клерка советского треста она не могла. Нужно было найти подработку. Мама устроилась почтальоном в ближайшее почтовое отделение у метро «Сокольники». Угловой двухэтажный дом, где оно располагалось, давно снесен, а я до сих пор люблю запах почтового сургуча и теплых, только что привезенных из типографии газет. Оставлять меня дома вечером было не с кем. Поэтому я вместе с мамой разносил почту. Среди адресов, которые мы обслуживали, было несколько общежитий. Чьих — не знаю. Зато хорошо помню их вечный запах керосинок, перегретого дерева, сушащегося белья и еще чего-то непонятного, что навсегда осталось для меня запахом последней детсадовской зимы.

Ни в одном из этих общежитий не могла приключиться история, о которой рассказал в своей книге «Секретное море» Михаил Матковский. Детская память отказывается хранить все некрасивое и неприятное, делая исключение только для страшного. Да и оно скорее щекочет нам нервы, чем по-настоящему пугает. Поэтому в тех «моих» общежитиях до сих пор живут улыбчивые добрые люди, всегда готовые угостить уставшего дошкольника дешевой конфетой, пока его мама раздает письма и квитанции на посылки. Конфеты, кстати, из этих же посылок и доставали. Сам видел.

В общежитии из «Секретного моря» живут совсем другие люди. Как бы поточнее сказать, что их объединяет… Вот! Безнадежность. «Общежитие швейной фабрики, которую давным-давно закрыли» — а именно таково полное имя этого потустороннего места — служит местом сбора людей, у которых не осталось надежды. А ведь была же она, была! Все они приезжали в общежитие в надежде на то, что именно отсюда начнется их новая, лучшая жизнь. Не началась. А у тех, кто здесь родился, и надежды-то не было никогда.

Не было. Но это не значит, что не будет. Когда выйдут все сроки, когда случится все самое страшное, когда уже не останется сил быть человеком — она появится. Для этого героям «Секретного моря» придется пройти через воплощенные кошмары — свои собственные и общие. Ведь «Общежитие швейной фабрики, которую давным-давно закрыли» есть место концентрации всех городских легенд, детских страшилок, пионерлагерных страшных историй и прочего мрачного фольклора. Сказок, которые просачиваются в наш мир в стремлении реализоваться. Желание воплощения живет в загадочном, никому не известном сердце общежития. И только гибель этого средоточия безнадежности откроет общежителям дорогу к Секретному морю.

Сам я никогда не жил в общагах. Они так и остались для меня немного таинственным местом. Ностальгическим, подобно общежитиям из моего детства. Манящим, как общаги, о которых я знаю из восторженных рассказов друзей-физтеховцев. Пугающим, как общаги девяностых, куда я криминальным репортером выезжал на места преступления. Теперь у меня есть еще один тип общежития — «Общежитие швейной фабрики, которую давным-давно закрыли». Их немало в нашей реальности. Сейчас мне думается: а может быть, если бы все эти потусторонние общаги исчезли так же, как в «Секретном море», жизнь станет лучше и светлее?

Может, и станет. Только для этого нужно, чтобы исчезли не общаги. А безнадежность, которая в них прописалась.

Максим Матковский «Секретное море». Издательство «Э», Москва, 2018 год. Цена в филиале «Гипериона» в арт-пространстве «Нигде кроме»: 550 рублей.

30.03.2022 12:43

Антон Трофимов: «Москва: место встречи: городская проза»

Всем привет! С вами Антон Трофимов — #книжныйгэндальф «Гипериона» :)

Замечательное занятие — быть книжным Гэндальфом! Хотя бы потому, что я вновь взялся за бумажные книги. В таком количестве и с такой частотой, как сейчас, я читал их только будучи студентом филфака МГПИ. С наступлением эры электронных ридеров мои руки начали отвыкать от упоительного ощущения твердой обложки и шуршания страниц под пальцами. Принимаясь за очередную книгу с гиперионской полки, я возвращаюсь к своей юности.

Чтобы осознать это, мне понадобилось прочитать книгу «Москва: место встречи» — отправной точки проекта, в который входят сборники рассказов и эссе «В Питере жить» и «Птичий рынок». И тот, и другой я уже имел счастье читать, как и удовольствие о них рассказывать.

«Птичий рынок» стоит в этой серии особняком, поскольку доказывает, что отношения животных с людьми (или наоборот?) мало зависят от места и времени. Сборники «Москва: место встречи» и «В Питере жить» — другое дело. Их нельзя не сравнивать, как невозможно не видеть разницы между Москвой и Питером. Там все не так, как тут. От перемены «там» и «тут» результат сравнения не меняется. Хрестоматийные поребрики и бордюры, батоны и булки, подъезды и парадные. Питер — Он. Москва — Она. «Запад есть Запад, Восток есть Восток». И так далее. Тридцать два автора сборника «Москва: место встречи» подарили мне еще одно «не так».

Питер — несомненный город. Даже Город. Он рождался таким и таким пребудет до скончания дней. Живущие в нем помещают себя среди дворцов, парков, рек, каналов, островов, мостов и всего прочего, из чего состоит Город. Рассказы о Питере — это о взаимоотношениях автора и города. Последний — в первую история: его самого и страны, в которой он возник, был и существует. Оттого в рассказах о Санкт-Петербурге так мало людей и так много Города.

Москва — большая деревня. Если взять это выражение в кавычки, получится старая московская шутка. Кому-то она покажется злоязыкой, но не мне. Москва и правда живет как деревня. Ей неважно где, важно — с кем. На вопрос «Откуда?» москвич ответит «Сокольники» или там «Ивановское» так, что сразу становится понятно: это указание не на местность, а на людей, которые в этих самых Сокольниках или Ивановском обитают.

Человекоцентричность есть краеугольный камень деревни по имени Москва. От коммуналки до улицы, от квартала до района, от Манежной до Новой Москвы — это все про людей. Деревенский москвич рождается и до конца своих дней живет в тесноте, да не в обиде. Поэтому он знает, чем отличаются жители Якиманки от обитателей Фрунзенской набережной, почему было опасно ходить по Остоженке, пока она была Метростроевской, кто лучше всех гонял голубей у Ленинградского рынка и отчего Леонид Утесов поменялся квартирами с Виктором Драгунским.

Можно вывести москвича из Москвы, но нельзя вывести Москву из москвича. Это еще Владимир Гиляровский доказал. За прошедший век ничего не поменялось. Разве что москвичей больше стало.

«Москва: место встречи: городская проза». Издательство АСТ, Москва, 2021 год. Цена в филиале «Гипериона» в арт-пространстве «Нигде кроме»: 720 рублей.

   1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17   

Внимание!
Новый адрес Гипериона – Большой Трёхсвятительский переулок 2/1с1 (карта)

+7 916 613 4286


Ближайшие события




Как Выглядит
и Что Предлагает Гиперион

Видеоархив
Событий Гипериона

Гиперион. Нигде Кроме



Интернет-магазин

Интернет-магазин


Обзоры А.Трофимова

Книжные обзоры Антона Трофимова

Краткие обзоры гиперионских книг, снятых наугад с разных полок.


Награды

«Гиперион» — неоднократный финалист конкурса «Лучший книжный магазин города Москвы».
Конкурс проводится Департаментом СМИ и рекламы Правительства Москвы.

2012  2013  2014  2015  2016  2017  2018  2020







Ассирийский бог-садовник приветствует вас на пути к «Гипериону».


Месопотамия, Ниневия, IX в. до н.э.

От барельефа налево.




Портал «Год литературы» (2016) о «Гиперионе»:





Прочитать отзывы о нас, а также оставить свой можно на сайте
Афиша.ру





Экзистенциально-сатирическая игра «Гиперион. Путешествие» по истории и эстетике нашего клуба.


«Штирлиц»

Камерный мюзикл «Штирлиц. Попытка к бегству» — театральный проект, созданный на базе «Гипериона».



О фотосессиях в Гиперионе

Здравствуйте! Мы хотим у вас в Гиперионе устроить фотосессию. Можно?
Пожалуйста. Но сначала давайте определимся с вашим уровнем. Фотосессии бывают разные.

Читать ответ полностью


Архив Афиши

2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019
2020 2021