афиша      магазин      о нас      видеоархив      контакты       lj      fb      вк      yt      inst      tlg           карта
 
 

Новости

Книжные обзоры Натальи Першиной — «КГБ против Сахарова»

09.06.2023 13:52

«КГБ против Сахарова» — книга, которую можно назвать документальным репортажем о последних двадцати годах жизни советского учёного, общественного деятеля и правозащитника, лауреата Нобелевской премии мира. Данный труд был подготовлен в рамках национальных мероприятий, посвященных 100-летию со дня рождения академика А. Д. Сахарова и опубликован издательством «Corpus» в этом году.

Итак, двадцать лет жизни Сахарова в непривычном ракурсе – в документах и наблюдениях органов госбезопасности. Здесь можно проследить работу особой «кухни», где по рецептам КГБ готовились бумаги для высшего руководства. Эти справки, отчёты, докладные записки, решения ЦК показывают, как именно функционировал репрессивный механизм СССР, и, заодно, способствуют разрушению некоторых мифов. О том, что в КГБ работали люди, неплохо знакомые с психологией, но как показала реакция на события и комментарии в докладных записках от руководства комитета, это знакомство было однобоко и ограничено «разделом» по воздействию на человека в попытках его сломать, а вот мотивы они понять были не в состоянии, как и то, как воспринимают происходящее в западных странах. Или о всемогуществе КГБ, которое всё же не сумело подавить волю одного человека. Или о «романтике» работы агентов, которые были напрочь скованы идеологией, предписаниями и прочими «прелестями». Ещё вопрос, кто был более свободен – чекисты или диссиденты. Конечно в широком значении этого слова.

Эта книга представляет собой рассказ об истории диссидентского движения и истории 5-го Управления КГБ, созданного Андроповым, на фоне фрагмента биографии Андрея Дмитриевича. История бескомпромиссной борьбы, история гонителя и гонимого – главной руки репрессивной машины и знамени движения правозащитников. Андропов и Сахаров – десятилетнее противостояние, где первый почти победил, но, как говорится, — «почти» не считается. Документы, являющиеся свидетелями преследования собраны в многотомники архивных дел, из которых часть была уничтожена при смене курса партии при Горбачёве и небольшая часть рассекречена и опубликована. Последние здесь и приводятся.

Начинается книга с большой вступительной статьи, где разбираются основные вехи создания 5-го отдела КГБ, его расширения, его деятельность и методы. А также о противоборстве Сахарова с системой, навязывающей обязательную для всех советских граждан идеологию и единомыслие. Андрей Дмитриевич был принципиальным человеком, который не боялся вступать в спор с руководством страны, поэтому быстро приобрёл репутацию неудобного для власти «объекта». Но это было только начало.

5-е управление КГБ было создано Андроповым в 1967 году для борьбы с «идеологическими диверсиями». Из шести отделов, ответственных «за контрразведывательные действия» в разных направлениях, к концу 1983-го детище разрослось уже до пятнадцати. В статье подробно описано, как когда и для каких целей каждый из них создавался. При этом авторы отмечают, что в своих попытках установить тотальный контроль за поведением граждан чекисты периодически доходили до абсурда, например, в УКГБ по Свердловской области всерьёз была создана система, в которой накапливались данные о «немотивированных вылетах в Москву и Ленинград в выходные и праздничные дни». Вот так решил в кои-то веки повидать столицу и в списки подозрительных лиц попал. К мифам о психологах как раз, не видеть мотив в желании повидать красоты Москвы или Питера… Ну, тут всё само за себя говорит. И было бы абсурдно и смешно, если не было бы так страшно. Но, конечно, главными объектами наблюдений были диссиденты, в число которых со временем вошел и Сахаров, получив от чекистов оперативный псевдоним «Аскет».

Но не только слежкой и арестами едины… Были в КГБ и теоретики, что разрабатывали особые репрессивные методы, которые применялись к особо трудным «объектам», а затем применялись на практике:

- карательная психиатрия, которая применялась не только к диссидентам, но и к высказывающим своё недовольство режимом гражданам, а также к молодежи, ведущем независимый образ жизни, в основном к неформалам;

- психологически террор, который на языке чекистов назывался профилактикой, представляющей собой воспитательную беседу в кабинете – нечто среднее между внушением и запугиванием, этому методу подвергались лица, совершившие «политически вредные проступки, не содержащие преступного умысла»;

- «массированное психологическое воздействие», целью которого было «создание невыносимых условий существования объекту», сей метод был разработан сделавшим неплохую карьеру Вячеславом Широниным, дослужившимся в итоге до генерал-майора.

Вы уже заметили, какие удивительные обороты и формулировки изобретались в языке чекистов? Авторы данного сборника посчитали необходимым включить в книгу статью лингвиста, кандидата филологических наук Ирины Борисовны Левонтиной о языке документов КГБ. В этом исследовании автор статьи отмечает, что за время существования комитета чекистами был выработан свой особый язык, в котором присутствовали слова, характерные только для профессионального сленга КГБ и за его пределы так и не вышедшие, например, «инспиратор». Важным свойством советской идеологии Левонтина называет то, что построена она на аксиомах, называемых «вечными ценностями», которые не только не объясняются и не обосновываются, но часто даже не могут быть отчётливо сформулированы. Очень интересны и её выводы о силе отдельных слов, что они приобрели от постоянного использования в языке КГБ. Слово «нецелесообразно» принадлежит к «лучшим образцам тоталитарного слога», приобретшее огромную многозначительность, вызывающее у человека ощущение, что он пытается пробить лбом стену. А ещё чудесные заменители вещам и поступкам, имеющим вполне конкретные названия, как «негласно добыты», к примеру. Очень любопытная статья, потому что используемый слог очень много говорит о тех, кто им выражается.

Перед тем, как перейти непосредственно к хронике событий и комментариям к отдельным документам, авторы включают ещё одну статью — «Судьба архива в Америке», рассказ Александра Грибанова о судьбе рассекреченных документов КГБ, полученных женой Сахарова Еленой Георгиевной Боннэр, когда она уже находилась в иммиграции, проживая в Бостоне, а также о попытках публикации книги с ними. Он, кстати, также отмечает «чудовищный язык», которым документы из архива Сахарова написаны: «С какой стороны к нему не подойти – информационной, эмоциональной, фактической – он производит удивительно гнусное впечатление».

Основная часть книги – сборник документов КГБ из дела Сахарова с комментариями составителями и фотографиями. По документам читатель может проследить противостояние КГБ и Сахарова буквально шаг за шагом, а заодно увидеть, как менялось отношение к академику, как применялись к нему и проваливались один за другим все методы воздействия. Материалы поделены на главы — временные отрезки, которые характеризуются определенным статусом «Аскета». Перед каждой главой дана краткая справка, рассказывающая о самых важных моментах этого периода из биографии Сахарова и истории диссидентского движения.



Начинается рассказ с переломного для ХХ века 1968 года, когда сразу несколько стран охватили студенческие волнения, имеющие общий вектор – протест против «правил игры», установленных власть имущими и требования перехода к открытой политике. Особое значение заняла Пражская весна, митинги против партийного диктата и преследования инакомыслия прошли во многих странах соцлагеря, в том числе и в Москве на Пушкинской площади. Вторжение советских войск в Чехословакию похоронило и Пражскую весну, и надежды советской интеллигенции на перемены в собственной стране. Но движение не распалось: в 1969 году была создана первая независимая ассоциация – Инициативная группа по защите прав человека в СССР. Она состояла из 15 человек, шестеро из которых уже через год оказались за решеткой. Тогда Сахарова больше интересовал паритет противоборствующих на мировой арене сторон – Запада и СССР. Но к концу 60-ых он пришёл к выводу, что волнующие его вопросы не решить в закрытом, подчиненном диктату группы людей обществе. Так летом 1968 года появляется в самиздате, а потом и в иностранных СМИ знаменитая статья Сахарова «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». Верхи потрясло написание подобной статьи человеком, принадлежащим к самой привилегированной части элиты, одним из светил советской науки. В КГБ это объяснили «чуждым влиянием», но далее выступления академика и его обращения к руководству страны стали систематическими.

Так всё началось. Читая книгу, я наблюдала как менялся статус Сахарова в документах КГБ, а значит и среди партийной номенклатуры. Пошли докладные записки, наблюдения, затем слежка, прослушка… Из человека, находящегося под «чуждым влиянием», он превратился в объект «Аскет», совершающий «политически вредную деятельность», а затем и вовсе «переходит в лагерь противника». Вспоминаются на страницах книги и самые громкие дела, которые освещались даже в СМИ: отдельные процессы над диссидентами, «самолетное дело», высылка «особо опасных» лиц за границу и лишение их гражданства, антисахаровская кампания в советской прессе, реакция интеллигенции и мировой общественности на вторжение в Афганистан… К концу правления Брежнева деятельность диссидентов и независимых организаций была обезврежена, Солженицына, вместе с Сахаровым называемого властью «двухголовой гидрой», выслали из страны, Андропов готовил почву для своего восхождения на советский «престол», но одна проблема оставалась – советский лауреат нобелевской премии мира, академик Андрей Дмитриевич Сахаров. Была высылка в Горький, за ней последовало давление на семью через родных Елены Боннэр, голодовки и принудительное кормление…

К концу 1984 года открытое проявление инакомыслия сошло на нет, упал интерес к борьбе советской власти и диссидентов за рубежом, сменивший Картера Рейган перешел к открытому военно-политическому противостоянию и всё пошло по негативному сценарию, но Андропов умирает, за ним и Черненко, и к власти приходит Михаил Горбачев… Сахарова вернули в Москву в конце 1986 года, однако антиконституционный указ о его ссылке не был отменен, а лишь «прекратил своё действие», слежка за Боннэр и Сахаровым продолжалась. Но это не помешало активной общественной деятельности Сахарова. Жаль, что ему было отведено так мало времени, он ушёл из жизни в 1989 году. Кто знает, как сложилось бы, проживи Андрей Дмитриевич подольше.

Для кого эта книга? Для тех, кого интересует история, которая, как известно, повторяется. История не выдуманная, а реальная, так как здесь можно самому ознакомиться с документами и сделать собственные выводы. Да, это лишь небольшая глава истории, показывающая узкий пласт – работу спецслужб и судьбу одного человека, но по этим данным вполне можно составить картину того, как на самом деле обстояли дела с правами человека в СССР, за которые и боролся Сахаров. Подробности отдельных дел, статьи, по которым преследовались инакомыслящие, попрание Конституции и полная безнаказанность и безграничная власть советской номенклатуры с отсутствием всякой ответственности за свои действия – таково наше прошлое. Каково же будет будущее? А оно творится сейчас.



Об издании: твёрдый переплёт, 640 страниц, формат 70х102/16, иллюстрации. Москва: НИПЦ «Мемориал», издательство АСТ: Corpus, 2023. Цена в «Гиперионе»: 1450 руб.

Большой Трёхсвятительский
переулок 2/1с6 (карта)

+7 916 613 4286


Ближайшие события




Как Выглядит
и Что Предлагает Гиперион

Клуб
Друзей Гипериона


Интернет-магазин










Ассирийский бог-садовник приветствовал вас на пути к «Гипериону».


Месопотамия, Ниневия, IX в. до н.э.

От барельефа направо.


Издательство Вита Нова



Прочитать отзывы о нас, а также оставить свой можно на
Яндекс.Картах




Экзистенциально-сатирическая игра «Гиперион. Путешествие» по истории и эстетике нашего клуба в начале 2010-х.


«Штирлиц»

Камерный мюзикл «Штирлиц. Попытка к бегству» — театральный проект, созданный на базе «Гипериона».



О фотосессиях в Гиперионе

Здравствуйте! Мы хотим у вас в Гиперионе устроить фотосессию. Можно?
Пожалуйста. Но сначала давайте определимся с вашим уровнем. Фотосессии бывают разные.

Читать ответ полностью


Награды

«Гиперион» — неоднократный финалист конкурса «Лучший книжный магазин города Москвы».
Конкурс проводится Департаментом СМИ и рекламы Правительства Москвы.

2012  2013  2014  2015  2016  2017  2018  2020



Архив Афиши

2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019
2020 2021 2022 2023 2024